Грязь большого города

Спецпроект газеты газеты "Коммерсант" 
(Что делать с мусорными полигонами, строить или не строить мусоросжигательные заводы и как организовать переработку)

В России идет «мусорная» реформа, которая принципиально изменит систему обращения с отходами. Главные вопросы — что делать с мусорными полигонами, строить или не строить мусоросжигательные заводы и как организовать переработку — столкнули власти, экспертов и жителей.

В 1998 году в России был принят запоздалый, но критически необходимый 89-й федеральный закон «Об отходах производства и потребления». Его главной задачей было вывести из теневого сектора деформированную с 1990-х годов систему обращения с мусором, которая к тому моменту на всех этапах контролировалась криминальными структурами. Отходы складировались на полигонах, и на тот момент всех это устраивало.

Но объем мусора с тех пор сильно вырос и продолжает расти — в среднем по России на 3% в год. Полигоны, на которые с советских времен свозился весь этот мусор, сейчас уже переполнены. Если учесть, что на одну легальную свалку приходится две нелегальные, сложившаяся ситуация грозит экологической катастрофой.

В 2014 году в 89-й федеральный закон «Об отходах производства и потребления» были приняты поправки. Приняты оперативно и наспех, без опоры на серьезные исследования, на которые требуется много времени и участие большого количества специалистов.

В законе появились такие понятия, как региональный оператор и территориальная схема (террсхема). Логика закона заключается в том, чтобы ввести РОП и аккумулировать в бюджете деньги от экологического сбора, потом в каждом регионе на конкурсной основе выбрать регионального оператора по обращению с отходами и разработать территориальные схемы, на которых должны быть указаны все объекты по сортировке, переработке и утилизации мусора. Проблема в том, что подготовка террсхемы — это длительная комплексная работа с привлечением целой армии специалистов в разных областях, от технологов до экологов. А регионам на эту работу было отведено всего полгода. За это время было невозможно создать продуманную схему по обращению с отходами и привлечь достаточное количество специалистов в этой области. В результате, согласно заключению Совета при президенте РФ по правам человека, все субъекты федерации разработали свои террсхемы с нарушением закона об отходах.

Плюсы и минусы полигонного захоронения отходов

Источник данных: «Гринпис», Министерство экологии Подмосковья

плюсы

отсутствие временных затрат на сортировку мусора;

низкая стоимость услуги: в Германии сдавать несортированные отходы в 12 раз дороже, чем в России;

отсутствие финансовых затрат на создание инфраструктуры и образование населения;

минусы

по информации «Гринпис», большинство подмосковных мусорных полигонов не соответствуют нормам безопасности и являются источником загрязнения почв, подземных вод и атмосферного воздуха;

на полигонах происходят возгорания, приводящие к выбросам в атмосферу диоксинов, тяжелых металлов и других токсичных веществ;

из-за того, что мусор в процессе перевозки перемешивается, выделить из него на свалке для дальнейшей переработки удается не более 2-3% вторсырья;

рост числа несанкционированных свалок: в 2016 году их число достигало 60 тыс. (20 тыс. га), прогноз на 2021 год — 1,9 млн.;

около 5% всех выбросов парниковых газов России дают мусорные свалки;

МУСОРОСЖИГАТЕЛЬНЫЕ ЗАВОДЫ

В рамках реформы по обращению с отходами правительством был утвержден проект «Чистая страна», в котором помимо последовательного закрытия по всей стране мусорных полигонов предполагается строительство мусоросжигательных заводов (МСЗ).

Плюсы мусоросжигания

Сжигание позволяет почти в десять раз снизить объем отходов, вывозимых на свалки;

Утилизируемая зола, оставшаяся после сжигания, не содержит органических веществ, которые приводят к самовозгоранию и распространению опасных инфекций;

Высокая степень очистки дыма: 0,6 г — совокупный объем диоксинов, которые выбросят в атмосферу четыре новых МСЗ за год. Для сравнения: один пожар на свалке за две недели выделяет 100 г диоксинов;

Выделяемую при сжигании энергию можно использовать: 600–800 кВт•ч энергии из 1 т мусора — прогнозная выработка на МСЗ, использующем технологию колосниковой решетки (выбрана «РТ-инвест»);

Это распространенная практика утилизации мусора в цивилизованных странах с высокими экологическими стандартами;

Капитальные затраты на строительство МСЗ в Московской области на 16% ниже стоимости аналогичного проекта в Европе (по оценкам «РТ-инвест»);

Не менее 55% оборудования для МСЗ должно производиться в России (по условиям конкурса), а это дополнительный стимул для развития российского производства.

 

Минусов у технологии мусоросжигания всего два, но они значительные: такой проект потенциально опасен и очень дорого стоит в сравнении с переработкой. Дело в том, что технология рассчитана на наличие в стране действующей системы сортировки мусора, которая в России не существует, и в новом законе механизмы ее создания не определены.

Отсутствие раздельного сбора, в том числе опасных отходов, и внятной системы предварительной сортировки — одна из основных претензий экспертов к закону. Это может привести к тому, что в топку попадет то, что сжигать опасно или категорически нельзя. Значительный процент современного мусора составляют различные пластики. При сжигании они выделяют бензпирены, диоксины и другие высокотоксичные летучие вещества. Их присутствие в воздухе, воде и почве негативно влияет на здоровье людей.

Вопрос выброса диоксинов при мусоросжигании — самый острый и болезненный. Диоксины — это не одно вещество, а целая группа, и они опасны даже в самых ничтожных количествах. А поскольку из-за отсутствия слаженной системы сортировки мусора возможны нештатные ситуации вплоть до залпового выброса, ни о какой безопасности технологии речи быть не может.

коментарий эксперта

В результате сжигания ТКО образуются не только дым, а еще зола и шлак. Класс их токсичности намного выше, чем у первоначального мусора. Причем золы и шлаков остается довольно много — 30% от первоначального веса отходов. Превращая ТКО в токсичные продукты горения, МСЗ по факту противоречит закону, в котором одним из приоритетов является не только уменьшение объема, но и снижение класса опасности отходов. В террсхеме ничего не сказано о том, где будут храниться эти токсичные отходы.

При этом никто из противников МСЗ не утверждает, что эти заводы — абсолютное зло. МСЗ могут быть относительно безопасными, но только при условии, что весь цикл обращения с отходами четко простроен, функционирует без сбоев и прозрачен для контролирующих организаций. А тот факт, что эта отрасль в России еще в начале 1990-х отошла к теневому бизнесу и процесс по ее декриминализации до сих пор не завершен, признают все.

Развитые страны, отказываясь от полигонного захоронения, действительно сделали ставку на мусоросжигание, но это было сделано только после того, как население научилось раскладывать мусор в разные контейнеры по фракциям. Многие государства приняли такое решение более 20 лет назад, и за это время накопили огромный опыт, в том числе и негативный. Та же Дания, которая занимает в Европе первое место по мусоросжиганию, лидирует и по количеству раковых заболеваний на душу населения. Отношение простых граждан и общественных организаций к МСЗ хорошо иллюстрирует документальный фильм «Мусор», снятый в 2013 году с участием голливудской звезды Джереми Айронса.

Из всех производств по переработке и утилизации ТКО мусоросжигательные заводы самые дорогие — и в строительстве, и в эксплуатации. Срок инвестиционной окупаемости проекта определен в 15 лет. Срок службы заводов довольно ограниченный: в европейских странах в условиях раздельного сбора мусора — это 25 лет, в России — меньше: 15–20 лет. К этому надо прибавить необходимость в создании дорогостоящей инфраструктуры для хранения высокотоксичной золы.

Мусоросжигательные заводы позиционируются как производители электроэнергии, образующейся в процессе горения. Однако окупаемость МСЗ возможна только за счет введения «зеленого тарифа» для потребителей оптового рынка электроэнергии и мощности. Об этом глава «Ростеха» Сергей Чемезов и губернатор Подмосковья Андрей Воробьев просили президента еще в 2015 году, признавая, что без этой меры, а также без субсидий государства и повышения тарифа на вывоз мусора для населения, заводы будут убыточными. Введение «зеленого тарифа» приведет к тому, что в 2021 году тарифы на электроэнергию вырастут на 3–4%. Минэкономразвития выступило резко против этой инициативы, назвав ее несостоятельной ни с экологической, ни с экономической точки зрения. В заключении Минэнерго России от 6 октября 2015 года сказано следующее: «Учитывая, что в Единой энергетической системе России существует избыток мощности около 20 ГВт, а вырабатываемая на мусоросжигательных заводах (согласно данным проектов) электрическая энергия гораздо дороже, чем вырабатываемая на традиционных источниках энергии, потребители на оптовом рынке электрической энергии и мощности, по мнению Минэкономразвития России, при покупке электрической энергии и мощности не должны нести дополнительную финансовую нагрузку за мероприятия по переработке ТКО».

ПЕРЕРАБОТКА

В нынешнем виде «мусорная» реформа не служит развитию отрасли переработки. Хотя формально реформа призвана снизить экологическую нагрузку за счет отказа от захоронения отходов и перехода к вторичному использованию сырья, законодательно ни целей развития переработки, ни дальнейшее вовлечение вторсырья в промышленный оборот в ней не закреплены. По факту скорость появления и качество этой отрасли в первую очередь зависят от активности домохозяйств и бизнеса. Поэтому пока уже существующие перерабатывающие предприятия сталкиваются с проблемой недогрузки из-за отсутствия качественного вторсырья.

Некоторые шаги на государственном уровне в сторону развития переработки все-таки предпринимаются, но пока это лишь единичные инициативы. Так в июне 2017 года правительство внесло в Госдуму поправки Минстроя, согласно которым гражданам, разделяющим ТКО, будет предложен пониженный тариф на услугу по обращению с отходами. Ранее, в сентябре 2016 года, правительство утвердило перечень отходов, запрещенных для захоронения: в частности, в него попали лом и отходы с черным металлом, чугуном, сталью, медью, свинцом, цинком и оловом, а также изделия из бронзы, меди, латуни. Помимо этого, в список были включены автомобильные шины, алюминиевые банки из-под напитков, стеклянная тара, продукция из полиэтилена, фольга из алюминия, книги, газеты и другие бумажные изделия. Также утилизации подлежат лампы, бытовая и электротехника. Это пока все.

Уже сегодня, даже без существования выстроенной системы, раздельный сбор мусора может привести к значительной экономии для граждан — с уменьшением объемов вывозимого для захоронения мусора снижается и сумма платежа в квитанции. Однако пока знают об этом, а главное — решаются на нововведение, лишь отдельные домохозяйства и некоторые муниципалитеты.

В марте 2017 года «Гринпис» опубликовал исследование о доступности инфраструктуры раздельного сбора мусора в 160 российских городах с населением от 100 тыс. человек. Результаты исследования показали, что из 73,7 млн человек доступ к инфраструктуре раздельного сбора имеют 6,8 млн (9,2%) горожан. Лидером рейтинга стал Саранск, где 80% горожан могут пользоваться контейнерами для раздельного сбора вторсырья. За Саранском следуют Мытищи и Оренбург.

В отличие от частных лиц для компаний решение вопроса утилизации мусора больше не является вопросом личной инициативы. С этого года производители впервые были обязаны исполнять расширенную ответственность, утилизируя свои товары и их упаковку, или уплачивать экологический сбор. Как следствие в мае 2017 года была официально зарегистрирована и начала свою работу Ассоциация производителей, импортеров электробытовой и компьютерной техники, осуществляющих самостоятельное выполнение нормативов по утилизации отходов — «СКО Электроника — утилизация». В ассоциацию вошли 13 компаний, в том числе, АО «Сони Электроникс», АО «Индезит интернешнл», ООО «Филипс», ООО «Канон.ру», ООО «Делл», ООО «Самсунг Электроникс Рус Калуга», ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани», ООО «Панасоник Рус».

Переработка отходов помогает выстраиванию модели циклической экономики, то есть созданию безотходного производства, набирающую популярность в развитых странах. Такая экономическая модель включает в себя постоянный круговорот материалов при производстве и потреблении — замкнутый и не истощающий природные ресурсы оборот веществ, которые возвращаются в производство, не попадая в окружающую среду. «Евангелисты» циклической экономики из Ellen MacArthur Foundation считают, что при таком сценарии потребление энергии и использование ресурсов при производстве станут на 25% эффективнее, 50% первичных ресурсов будут заменены вторичными.

Плюсы и минусы переработки

плюсы

Минимизация вредного воздействия на окружающую среду по сравнению с термической обработкой бытовых отходов на МСЗ и/или их захоронением на полигонах;

Минимизация объемов захоронения отходов, а значит снижение выброса парниковых газов;

Экономически целесообразная деятельность, обеспечивающая реализацию и использование переработанных вторичных ресурсов;

Менее инвестиционно затратная схема: $200 на тонну мощности оцениваются вложения в мусороперабатывающее предприятие при максимальных эксплуатационных затратах $30. Для МСЗ эти показатели равны $400 и $50 соответственно; **

Высокие показатели по числу создаваемых рабочих мест: 36 — из расчета утилизации 10 тыс. тонн ТКО в случае переработки, 6 — МСЗ, 1 — мусорные полигоны; **

Сохранение природных ресурсов: например, нефти, расходуемой на производство пластика, и древесины, из которой производятся бумага и картон;

Развитие экологического самосознания граждан и формирование ответственного отношения к окружающей среде;

минусы

Повышение стоимости утилизации мусора за счет роста затрат на раздельную сортировку;

Необходимость проводить серьезную просветительскую работу среди населения: к примеру, упаковки Tetra Pak должны сдаваться отдельно, а пластиковые бутылки перед выбросом необходимо сплющивать;

Переработке подлежат не все виды мусора: например, одноразовые стаканчики для кофе, капсулы для кофемашин и бутылки из-под автохимии не перерабатываются;

Упаковка из переработанных материалов может содержать токсичные химические вещества — например, красители и клей — которые при соприкосновении с пищевым продуктом приводят к его загрязнению.

МИРОВОЙ ОПЫТ

Среди главных тем, которые сегодня обсуждает мировое сообщество в связи с ростом объемов мусора,— как более эффективно использовать ресурсы, в частности, перестать выбрасывать почти 1,3 млрд тонн еды в год, как перейти от захоронения отходов к их полной переработке и как справиться с пластиковой эпидемией. Единого подхода к решению этих проблем пока не выработано: разные страны и даже города, входящие в состав одного государства, по-своему решают эту задачу.

Лидером прогрессивного подхода к утилизации мусора в Европе является Германия. В 2014 году 44% муниципального мусора, производимого европейскими странами, перерабатывалось или превращалось в компост, 28% — попадало на свалки, 27% — сжигалось. В то время как в Германии на тот момент на свалках оседал всего 1% бытовых отходов, а процент перебарываемого мусора с учетом производства компоста был самый высокий в Евросоюзе — 64%.

В 1950-х годах в Германии насчитывалось 50 тыс. мусорных полигонов. Программа по их сокращению была принята в начале 90-х. Сегодня в стране около трехсот полигонов, при этом ни один из них не принимает несортированные отходы. В 2022 году Германия планирует вообще отказаться от полигонов, а весь образующийся мусор перерабатывать.

В 1991 году в Германии начала действовать экологическая программа «Зеленая точка», которая установила ответственность производителя за переработку и утилизацию его продукции. Программа была настолько эффективной, что впоследствии была принята во всех странах Евросоюза. «Зеленая точка» — это пиктограмма из двух стрелок разного цвета, заключенных в круг. Она означает, что производитель продукции выплатил установленные законом налоги за вторичную переработку отходов. Чем менее экологичная упаковка, тем выше взнос. Введение данной системы привело к тому, что при производстве стало использоваться меньше бумаги, металла, стекла, что снизило объем производимого мусора.

США занимают второе место в мире после Китая по объему производимого мусора, однако уровень переработки здесь ниже, чем в Европе: около 35% с учетом производства компоста (данные на 2014 год). Особенно эффективно с отходами борется Сан-Франциско: уже в 2020 году местные власти планируют выйти на показатель «ноль отходов», то есть перерабатывать весь производимый жителями мусор.

Двигаться в этом направлении Сан-Франциско начал еще в 1999 году, когда горожанам было предложено разделять мусор по трем контейнерам: зеленым — для пищевых отходов, синим — для вторсырья, черным — для мусора на свалку. За десять лет до этого власти Калифорнии обязали все города штата увеличивать объемы переработки вторсырья и к 2000 году довести их до 50%.В 2002 году администрация Сан-Франциско поставила перед собой цель к 2010 году перерабатывать 75% отходов вместо того, чтобы отправлять их на мусорные полигоны или мусоросжигательные заводы. Для сравнения, аналогичный показатель для Нью-Йорка оставляет всего 16%.

Параллельно созданию системы раздельного сбора мусора в Сан-Франциско и вокруг него стала создаваться инфраструктура для переработки отходов. Сейчас содержимое зеленых баков на специализированных предприятиях очищается от загрязнителей — в основном пластика, превращается в компост и уже через несколько месяцев отправляется на фермы и виноградники как удобрение. 80% содержимого синих баков — бумага и картон. Бумага в хорошем состоянии перепродается в Китай, менее кондиционная отдается на переработку. Стекло, пластик и алюминиевые банки также отправляют на многочисленные фабрики по вторичной переработке.

Власти Сан-Франциско посчитали, что только развития системы сортировки и вторичной переработки мусора будет недостаточно, чтобы достичь показателя «ноль отходов». В конце 2014 года в городе была запрещена продажа одноразовых пластиковых бутылок, а до этого — пластиковых пакетов и использование в упаковке пенопласта. Также городские власти всячески мотивируют население и бизнес. Так, в случае сокращения объема содержимого черного контейнера семья получает скидки на услуги по вывозу мусора. Скидки предоставляются и коммерческим организациям, если они увеличивают объем собранного вторсырья или отходов для компоста.

В отличие от Европы и США большинство азиатских стран не сильно задумывается над мусорным вопросом. Особенно это видно на примере отношения к пластику. Первое место по объемам неутилизированных пластиковых отходов занимает Китай, затем идут Индонезия, Филиппины, Вьетнам, Шри-Ланка, Таиланд. Именно страны Азии обеспечивают 82% пластика, попадающего в океан.

Также за последние годы Азия стала главным источником электронных отходов — мобильных телефонов, компьютеров — при том, что в регионе отсутствует выстроенная система их утилизации. По оценкам Университета ООН, за последние пять лет объем электронного мусора в Азии вырос на 63%. Больше всего таких отходов производит Гонконг: 21,7 кг на человека в год при среднем показателе по региону 10 кг (данные на 2015 год).

Сейчас перед Россией, которая по уровню отношения к отходам находится в одном ряду с азиатскими странами, стоит выбор. Либо мы воспользуемся опытом цивилизованных государств и создадим эффективную систему переработки, либо остановимся на технологии мусоросжигания и самостоятельно пройдем тот путь, на который страны Европы и США потратили двадцать лет.